Мероприятия

СЕМИНАР «ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ДЕТЯМ И ВЗРОСЛЫМ, ПЕРЕЖИВАЮЩИМ КРИЗИСНУЮ СИТУАЦИЮ И ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС»

г. Москва, 30.01-1.02. 2012 г.

С 30 января по 1 февраля 2012 года в г. Москве общественный центр «Судебно-правовая реформа» организовал семинар на тему «Психологическая помощь детям и взрослым, переживающим кризисную ситуацию и травматический стресс», в работе которого активно участвовала Барсукова Марина Юрьевна, директор АНО «Академия медиации».

Ведущая семинара, старший научный сотрудник  Института психологии Российской академии образования Хайлова Вергина Альгердас, подготовила программу на основе опыта практической работы в ЧС ЭС и опыта подготовки кадров для оказания психологической помощи детям и взрослым, переживающим  трудную жизненную ситуацию. Она ознакомила участников с современными подходами к преодолению стресса и травмы, применению этих подходов в работе с детьми, семьями, находящимися в кризисной ситуации, пережившими потерю или другую травму. Было много практических техник и упражнений, с помощью которых участники семинара, проработав свой собственный травматический опыт, приобрели практические навыки и умения по оказанию квалифицированной помощи детям и взрослым, переживающим кризисную ситуацию, жертвам преступлений.

В ходе семинара участники (практикующие медиаторы и психологи) постоянно делали попытки конструктивно увязать психологические техники с деятельностью медиатора. Ведь медиаторы на встречах жертвы и правонарушителя способствуют реализации принципов восстановительного правосудия: заглаживание вреда правонарушителем, исцеление жертв преступлений, участие ближайшего социального окружения и примирение сторон.

Все согласились, что в работе со сложными ситуациями с жертвами преступлений и других общественно опасных деяний необходима долговременная поддержка, сопровождение пострадавших. Медиация в этом аспекте достаточно кратковременная процедура. Важно содействовать созданию центров по работе с жертвами, выстраивать работу с данной категорией в четкой последовательности действий, дабы восстановить и сохранить психику ребенка, родителя.

___________________________________________________________________________________________

ВСЕРОССИЙСКИЙ СЕМИНАР «ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД В РАБОТЕ КДНиЗП»

9 -го декабря 2011 года Директор АНО «Академия медиации» Барсукова М.Ю. участвовала в работе Всероссийского семинара «Восстановительный подход в работе КДНиЗП» в городе Москве, который проводили Общественный центр «Судебно-правовая реформа»  и Всероссийская ассоциация восстановительной медиации. Вот что Марина Юрьевна записала в свой деловой блокнот:

«На семинаре присутствовали представители Москвы, Перми, Тюмени, Волгограда, Казани, Чебоксар, Урая, Новосибирска, Ростова, Липецка, Барнаула. Они рассказали, как в настоящее время специалисты Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав поддерживают проведение программ восстановительного правосудия, а в некоторых случаях начинают в партнерстве с органами и учреждениями социальной сферы инициировать создание территориальных и школьных служб примирения, которые практикуют восстановительный подход.

Так же участники семинара узнали, что в некоторых КДНиЗП происходит обучение членов комиссии навыкам работы медиатора, и комиссии ведут целенаправленную работу по инициированию восстановительных программ.

В КДНиЗП Коньково и Ярославского района г. Москвы с2011 г. началась отработка модели работы комиссий на восстановительных началах. В такой работе предполагается, что члены КДНиЗП:

1.  отрабатывают новые формы коммуникации на заседаниях КДНиЗП;

2.  формируют из состава членов КДНиЗП службу примирения как мобильную группу для восстановительной работы по случаям, информация о которых поступает в комиссию; такие группы могут сотрудничать со специалистами учреждений социальной сферы, а также территориальными и школьными службами примирения;

3.  отрабатывают новый тип отношений с инстанциями, направляющими дела на рассмотрение в КДНиЗП (образовательные учреждения, полиция, органы и учреждения социальной защиты). Такие отношения предполагают, что направляющая инстанция создает условия для последующего проведения программ примирения и тем самым начинает изменять формат собственной деятельности. 

Представляется, что данные направления будут способствовать развитию деятельности КДНиЗП в регионах.

В то же время можно выделить определенные общие задачи, которые необходимо решать  для перехода к восстановительной практике в деятельности КДНиЗП:

1.  отработать варианты работы КДНиЗП в рамках восстановительного подхода, что предполагает:

•   разработку алгоритма взаимодействия КДНиЗП со специалистами и службами, проводящими восстановительные программы;

•   изменение порядка проведения заседаний КДНиЗП с существующего на способствующий взаимопониманию, примирению сторон и реабилитации правонарушителя;

•   отработку новой формы связи с инстанциями, направляющими дела на рассмотрение КДНиЗП (образовательными учреждениями, полицией, органами и учреждениями социальной защиты), способствующую созданию служб примирения и проведению восстановительных программ;

2. разработать варианты поддержки со стороны комиссий процессов создания и функционирования школьных служб примирения.

На семинаре заслушан опыт КДНиЗП регионов России, работающих в рамках восстановительного подхода, и определены перспективы развития этой деятельности».

Семинар проводился в рамках проектов «Поддержка потерпевших и жертв преступлений в программах восстановительного правосудия» и «Примирение в Комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав» при поддержке программы Matra  Посольства Королевства Нидерландов.

При реализации проекта «Поддержка потерпевших и жертв преступлений в программах восстановительного правосудия» используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 2 марта 2011 года № 127-рп.

_____________________________________________________________________________________

«ШКОЛЬНЫЕ СЛУЖБЫ ПРИМИРЕНИЯ КАК ОБРАЗОВАТЕЛЬНО-ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ»

В городе Барнауле с седьмого по одиннадцатое ноября проходил семинар «Школьные службы примирения как образовательно-воспитательная технология». Семинар был организован Управлением Алтайского края по образованию и делам молодежи совместно с Общественным центром «судебно-правовая реформа» (г. Москва). Президент Центра «Судебно-правовая реформа» Рустем Максудов рассказал участникам семинара о том, что такое медиация, школьные службы примирения, какова их роль в стенах образовательных учреждений.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Проанализировав деятельность учителя в образовательном учреждении, можно продемонстрировать следующую модель педагогического воздействия на учеников:

Учитель с опозданием входит в класс и видит драку между учениками

 «Воспитание – это не моя задача, у меня сейчас диктант», – говорит учитель и передает подравшихся учеников классному руководителю; «Воспитание – это не мое», – говорит классный руководитель, у которого идут свои уроки, и передает подравшихся учеников директору; «Мне не до воспитания», – говорит директор, ругает подравшихся и передает их социальному педагогу. «Мне не до воспитания», – говорит социальный педагог, тестирует учеников, составляет документы и передает дело в милицию, которая пересылает его в КДН. «Мы штрафуем родителей, которые не занимаются воспитанием детей и ставим детей на учет», – сообщает КДН.

А в семье снова берут ремень, чего школа уже не видит, и начинается «воспитание» —  такое же, как было всегда и которое уже привело к драке (а значит – неэффективное).

Получается, что главное действие администрации – быстрое реагирование и перевод ответственности за исправление ситуации с себя на других взрослых. При этом каждый считает, что он принял посильное участие и   помог разрешить конфликт.

Почему так происходит? Почему вместо позитивного решения ситуации взрослые «заглушают» конфликты или выталкивают их за пределы школы? Есть несколько явных причин:

– педагоги не считают конфликты детей серьезными: «Дети сами разберутся, пусть        социализируются в своей среде»;

– взрослым не хватает времени на разрешение конфликта;

– взрослым не хватает энергии на разрешение конфликта

– взрослым не хватает понимания, как работать с конфликтами и т.д.

В результате чего конфликт воспринимается ими как нарушение правопорядка, поскольку мешает обучению, а значит, требует особого воздействия на ученика.

Еще одна важная причина кроется в отношении к учебе. Первый тезис: «Учеба в школе – очень значимая деятельность в жизни ребенка». И остальные события в жизни ребенка отходят на второй план. Отсюда вывод – ради обучения можно пожертвовать чем угодно: здоровьем ребенка, его эмоциональным состоянием, чувством достоинства и т.д.

Второй тезис звучит так: «образование состоит из обучения и воспитания». Именно такую методику обучения в первую очередь преподают в институтах, она в достаточной мере известна учителю. Но рассматривая понятие «образование» именно таким образом, учителя, как правило, фокусируют свои усилия только на обучении, которое оценивается на экзамене, которое нужно родителям, за которое им платят зарплату.

А воспитанием учитель должен заниматься дополнительно – на классных часах, на волонтерских началах «внутри» процесса обучения, что требует мастерства и желания. Некоторым учителям это удается (через реальное самоуправление, совместную деятельность вне учебного процесса и др.), и у них вырастают замечательные ученики, которые через много лет с радостью встречаются вместе. Другие учителя сводят воспитание к формальным мероприятиям или просто избегают воспитания.

Но все дело в том, что воспитание трудно совмещается с обучением. Действительно, пока учитель объясняет, к примеру, теорему Пифагора, приводит яркие примеры, дает задачи, стремится изложить материал наглядно и убедительно, класс его слушает и понимает – все это время воспитания нет. Воспитание может начаться, когда вдруг один из учеников бьет по голове учебником соседку, кто-то начинает ссориться, шалить, разговаривать… то есть только тут появляется возможность для воспитательной работы. Воспитание начинается тогда, когда приостановлен основной процесс обучения[1]. И у учителя есть выбор: не заметить произошедшего и продолжить обучение либо прервать обучение и заняться воспитанием (а поскольку время, отведенное на урок, ограничено, учитель чаще предпочитает удалить нарушителя спокойствия и продолжить урок). Воспитание относится к конкретной ситуации и эмоционально окрашено. Если ребенок не в ситуации, то и воспитания нет (хотя в другом случае могут быть уместны наставления о хорошем поведении).

Возникает ситуация, интересная для воспитания, например конфликт, мешает обучению и вызывает у учителя раздражение.

Испытывая страх перед конфликтами из-за неумения использовать их как ресурс для воспитания, учитель пытается настроить «хулиганов» на учебный процесс, посредством строгого разговора с учеником, отправляет к его администрации или психологам на «перевоспитание», использует давление одноклассников, употребляя слово «хулиган» (навешивая ярлык) и т.д.

Поэтому появление Академии примирения, которая работает с эмоциональными и значимыми для подростков происшествиями, непривычно для учителей, воспринимающих конфликт как помеху в своей работе. Если Служба примирения не воздействует на учеников в нужном направлении, то она не представляет интереса и для учителя, отстраняющегося от воспитания.

При желании учителя могут научиться управлять конфликтами и строить на этом свою воспитательную практику в наиболее болезненных, т.е. значимых для подростков ситуациях. Опираясь на идею Нильса Кристи о том, что «конфликты – топливо жизни»[2], можно воспринимать конфликт как благо, указывающее нам на движение вперед.

Конфликт может указывать  и на стремление человека занять новую роль, позицию, подняться по социальной лестнице. Понимание этого стремления можно использовать во благо как подростка, так и класса, обращая конфликтную ситуацию в ситуацию развития.

Роберт Буш и Джозеф Фолдер в своей книге «Что может медиация. Трансформативный подход к конфликту»[3] указывают, что в конфликте человек (жертва конфликта) чувствует собственную слабость из-за невозможности выйти из травмирующей ситуации, и происходит разрыв его отношений с окружающими. Разрешение конфликта путем переговоров придает ему уверенность в себе, что, в свою очередь, позволяет построить более открытые отношения со второй стороной. Как правило, вторая сторона отвечает тем же. В результате на смену замкнутости и бессилию приходит открытость и вера в себя.

СЛУЖБА ПРИМИРЕНИЯ В СИСТЕМЕ ШКОЛЬНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Во многих школах есть специальные воспитательные технологии, и одной из самых распространенных является школьное самоуправление. Проанализируем его работу. Такая работа часто начинается с создания штабов и комитетов, выборов президента школы, проведения дня самоуправления и проч. Но является ли это самоуправлением?

«К сожалению, многими сегодня принято отождествлять самоуправление с некими детскими органами – всевозможными ученическими советами, министерствами, думами, Парламентами, демократически выбранными и наделенными теми или иными властными полномочиями. Уже стало нормой считать, что если в классе нет этих органов, то нет и самого самоуправления. Однако это не совсем верно: наличие таких органов еще не гарантирует возникновения реального самоуправления. Чаще оказывается как раз наоборот – эти так называемые органы самоуправления становятся либо игрой детей во взрослых начальников, либо инструментом исполнения воли педагогов (министерство внутренних дел поддерживает дисциплину в классе, министерство труда контролирует уборку кабинетов, а министерство образования следит за успеваемостью и проверяет наличие дневников). Конечно, и здесь возможно реальное самоуправление школьников. Но проблема в другом – в попытке его заформализовать, отдать форме приоритет над содержанием. Анализируя же детское самоуправление содержательно, можно обнаружить его только там, где взаимодействует общность людей, совместно определяющих цель, объект, предмет своей деятельности, договаривающихся о средствах и способах ее реализации. При этом очевидно, что Дума или президент не так уж и нужны»[4].

Получается, что детские органы самоуправления дублируют методы работы взрослых. Например, не поздоровавшуюся с учителем девочку сначала вызывают к директору, а затем отправляют на совет школьного самоуправления, который обязывает (!) ее извиниться, припугнув тем, что иначе придется извиняться на линейке перед всей школой[5]. То есть совет школьного самоуправления использует те же методы (или даже более жесткие) что и педагогический совет – ведь другой модели решения конфликта члены самоуправления не знают.

«Закон «Об образовании» определяет два принципа управления образовательным учреждением: единоначалие и самоуправление. И дает право на участие в управлении образовательным учреждением (т.е., право на самоуправление) педагогам, родителям и учащимся. Далее закон предлагает открытый перечень форм школьного самоуправления и относит определение компетенции органов самоуправления к вопросам, которые должны быть отражены в уставе школы.

Таким образом, самоуправление является формой управления школой. Наряду с властью директора (единоначалие в школе должна существовать власть учеников, педагогов и родителей (самоуправление).

  1.  Зачастую ошибочно ставится знак равенства между системой самоуправления и наиболее активным органом самоуправления, например школьным правительством[6]. Из-за этого вариант интеграции в ученическое самоуправление может быть воспринят как поглощение правительством службы примирения в качестве одного из «штабов». Нет, служба остается службой, и ни чем иным. Вхождение в систему органов школьного самоуправления не приводит к потере ее самостоятельности, возникновению ситуации подчинения какому-либо другому органу самоуправления. В системе школьного самоуправления вполне нормальной практикой является существование независимых, «автономных» органов.
  2. Часто на ученическое самоуправление ошибочно проецируют принципы и методы работы «старой доброй» пионерской организации. В том числе считают совершенно естественным, что орган ученического самоуправления имеет над учениками власть, как в прежние времена совет дружины над пионерами. Нет, самоуправление – это не пионерская организация. Школьники дают выборным органам самоуправления право представлять свои интересы в управлении школой, но не дают права собою командовать. Следовательно, орган самоуправления не может ученикам ничего приказать, и в этом направлении не следует искать дополнительных ресурсов для работы службы примирения»[7].

Если для сравнения посмотреть на любое территориальное самоуправление района  или города, то одна из его задач – более внимательное отношение к нуждам людей и их защита перед лицом власти, которая не всегда может решить ситуацию «индивидуально». И в этом смысле самоуправление отстаивает свою власть, в определенных рамках противопоставляясь вышестоящей власти для защиты своих «подопечных». Является ли школьное самоуправление действительно самоуправлением, которое перенимает часть власти и ответственности у администрации школы? И что – вопросы, решенные самоуправлением в рамках своей деятельности, не подлежат пересмотру администрацией, даже если она с их решением не согласна?

Служба примирения может быть элементом именно такого самоуправления, если администрации школы, учителям и ученикам удастся его создать. Если стороны конфликта приняли решение, которое их устраивает и не противоречит закону, то оно должно быть принято администрацией школы.

Рустем Максудов.

[1] Эту идею можно встретить у Г.П. Щедровицкого. (см.: Щедровицкий Г.П., Надежина Р.Г. Развитие детей и проблемы организации нравственного воспитания // Щедровицкий Г. П. Избранные труды. М.: Шк.Культ.Полит., 1995).

[2] Кристи Н. Конфликты как собственность. Восстановительная ювенальная юстиция М., МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2007 С. 40-59

[3] Роберт А. Берок Буш, Джзеф П. Фолджер. Что может медиация. Трансформативный подход к конфликту/ пер. с англ. Издатель Захаренко В.А. Украина, 2007.

[4] Степанов П.В. Классному руководителю о планировании воспитательного процесса в классе. – М., 2006.

[5] Из школьной практики

[6] Порой так и говорят: «Самоуправление – это школьное правительство». На самом деле самоуправление включает в себя систему органов, причем не только постоянно действующих, но и созываемых разово, таких как школьная конференция, ученическое собрание класса и т.д.

[7] Рогаткин Д.В. Школьное ученическое самоуправление. Учебник. Петрозаводск, Юниорский союз «Дорога», 2002

______________________________________________________

Антон Коновалов «Службы примирения: от замысла до распространения» скачать

Реклама

Responses

  1. […] Мероприятия […]


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: