Из истории медиации

Немного истории о медиации

Медиация существует так же давно, как существуют конфликты. Для разрешения конфликтов прибегали как к собственно переговорам между конфликтующими сторонами, так и к медиации, которую можно назвать особым видом переговоров с участием нейтрального лица. Нельзя утверждать, что ранее применялась медиация в том виде, в котором она существует на настоящий момент. Можно говорить лишь о применении методов примирения сторон с участием нейтрального посредника. Подобные методы разрешения споров чаще всего использовались в тех случаях, когда переговоры заходили в тупик, и для достижения успеха нужно было, чтобы спорящие стороны поняли и приняли точки зрения друг друга. Уже много веков назад люди убедились, что при разрешении серьезных разногласий жизнеспособного и взаимовыгодного решения проще добиться переговорами, нежели используя правовые нормы или социальную иерархию.

Известно, что примирительные методы урегулирования споров применялись уже со времен существования первобытного общества. Необходимостью для привлечения третьей нейтральной стороны при разрешении конфликтов являлось, прежде всего, желание отдельных людей или группы выжить. Первыми, кто стал применять данные методы примирения, были жрецы и вожди, которые таким образом останавливали убийства и насилие, угрожавшие самому существованию племени. Подобную практику имели также древние иудеи, известна она была и в Африке, Японии и Китае. В античной Греции конфликты между городами-государствами регулировались при посредничестве третьих лиц. Во многих африканских племенах и в наши дни сохранился институт народных собраний, где конфликты разрешаются с помощью персоны, которой все доверяют и которую все уважают.

В Древней Руси с помощью посредников предпринимались попытки закончить миром княжеские ссоры, междоусобицы. В этих случаях посредниками часто выступали представители духовенства. Довольно активно медиация применялась при разрешении международных споров. Называлось это по-разному: «посредничество», «ходатайство», «предложение добрых услуг».

В начале XIX века в Российской империи была создана и эффективно действовала система коммерческих судов, которые в строгом процессуальном смысле таковыми не являлись. Это связано с тем, что не менее половины судей избирались из представителей купечества. Сам процесс в коммерческом суде проходил в форме примирительного разбирательства, и применялись в основном нормы обычного права. Ориентированные, прежде всего, на проведение примирительных процедур между участниками торгового оборота, они представляли собой некий симбиоз третейского разбирательства с элементами современного арбитражного процесса. Организация таких разбирательств и их деятельность регламентировались строгими процессуальными рамками и являлись предметом ведения государства в лице Правительствующего Сената.

В Уставе Судопроизводства Торгового, утвержденного 14 мая 1832 г. и регламентировавшего порядок деятельности коммерческих судов, содержалась глава «О разбирательстве чрез посредников». В ней, в частности, было записано правило, согласно которому при отсутствии в деле сильной правовой позиции истца или ответчика и открывающейся вследствие этого перед судом перспективы долгого разбирательства и исследования большого объема доказательств, суд, «не приступая к решению, предлагает прежде сторонам или войти в мировое соглашение при посредстве его, или же разобраться добровольным Третейским Судом». Иными словами, на стадии досудебной подготовки дел коммерческий суд предлагает сторонам начать примирительную процедуру с его участием или передать дело на рассмотрение третейского суда.

Проведение примирительной процедуры допускалось с участием поверенных (представителей сторон), «но не иначе, как когда они уполномочены к тому особенною доверенностию».

«Принять то или другое предложение зависит от обоюдного согласия сторон. Если ни то, ни другое решение не будет принято, то Суд приступает к производству и решению дела на законном основании».

Если в результате взаимного соглашения спорящих сторон будет принято решение о мирном разбирательстве при посредстве коммерческого суда, то «Суд предоставляет тяжущимся избрать из среды его одного или двух примирителей; если же они в сем положатся на выбор самого Суда, то он назначает их из своих Членов вместе с Секретарем, или его Помощником» .

Примечательно, что исследуемый Устав более 170 лет назад ввел в научный оборот термин «примиритель», в качестве которого выступает судья коммерческого суда, исполняющий функции государственного медиатора.

Процедура примирения, которая по сути является «судебно-добровольной» медиацией, детально зафиксирована в упомянутом Уставе: «Примиряющие обязаны, выслушав стороны, сперва представить им законы, на основании коих дело может быть решено, а потом сообщить и свое мнение о том, каким образом по взаимному соглашению оно могло бы быть кончено миролюбно».

Таким образом, в отличие от канонов американской и западно-европейской медиации, «судебно-добровольная» медиация предполагала активное участие «государственных примирителей», т.е. судей коммерческих судов, в процессе примирения сторон торгового спора.

Если примирительная процедура оказывалась успешной и стороны договаривались о прекращении спора, то Уставом предписывалось заключение ими мировой сделки: « и в оном в особенности наблюдается, чтоб предмет соглашения и условия онаго определены были со всевозможною точностию и ясностию, дабы в последствии из самаго примирения не мог возникнуть новый спор».

При условии подписания тяжущимися мировой сделки она вносится в протокол судебного заседания, «из коего обеим сторонам сообщаются выписки, и дело считается окончательно решенным».

Если же примирения достичь не удается, «то составляется протокол, в коем обозначается только, какия со стороны примирителей сделаны были тяжущимися предложения, и какие от них получены отзывы. За тем дело поступает к дальнейшему производству, судебным порядком, на общем законном основании».

В связи с тем, что во времена СССР считалось, что в нашей стране нет почвы для конфликтов, технологии посредничества использовались лишь во внешнеэкономической деятельности страны.

Медиация в ее современном понимании начала развиваться во второй половине XX столетия, прежде всего, в США, Австралии, Великобритании. Первые попытки применения медиации, как правило, предпринимались при разрешении споров в сфере семейных отношений. Впоследствии медиация получила признание при разрешении споров самого широкого круга, начиная от семейных конфликтов и заканчивая сложными многосторонними конфликтами в коммерческой и публичной сфере. Моделей медиации в мире известно множество. Но основополагающим для всех моделей является то, что в каждой из этих моделей должны сохраняться основные принципы медиации.

В конце 80-х годов XX столетия медиация приходит в Россию. Внедрение ее в современное общество сопряжено с некоторыми сложностями:

— недостаточная информированность общества о самой медиации, сферах ее применения и преимуществах перед судебным разбирательством;

— отсутствие достаточного количества опытных и квалифицированных медиаторов;

Процесс внедрения медиации как альтернативного способа разрешения споров в различных странах проходит с присущими внедрению всего нового взлетам и неудачам. Известен ряд подходов по внедрению медиации в процессе судебного разбирательства.

Первый подход, в котором судья лишь предлагал сторонам обратиться к услугам медиатора, потерпел неудачу везде, где предпринимались попытки его реализации. Причина была простой — сопротивление адвокатов. Пилотные проекты были опробованы в Британском центральном земельном суде Лондона, в 1996-1998гг, Британском Апелляционном суде, а также в судах Австралии, Новой Зеландии, Канады и в ряде судов в различных штатах США.

Попытка внедрить прямо противоположный опыт подхода к медиации, обязательную медиацию, также не принесла значимых результатов. Фактически судьи не назначали к слушанию дела, если стороны не попытаются сначала сесть за стол переговоров. Но адвокаты и стороны подходили к данному вопросу как лишь к еще одному формальному препятствию, которое необходимо пройти.

Однако вопрос заключался не только в том, должна ли медиация в судебном процессе изначально быть добровольной или обязательной, а в том, может ли она быть эффективной, если применяется судом автоматически.

Так, в судах штата Нью-Джерси был применен следующий подход: медиация не применяется только тогда, когда стороны обоснованно объяснят причины, по которым медиация в их случае неприменима. Аналогичная схема была задействована в одной из провинций Канады. И результат был поразительным — отказы от медиации были всего лишь в 1-2 % от всех дел за два года проекта.

В Центральном Лондонском суде, напротив, подобный проект потерпел полный крах. За один год отказов от медиации было 80% от всех рассматриваемых дел. Причины две:

1. Судья, которому было поручено рассмотрение возражений против медиации, подошел к этому формально и не сумел убедить стороны прибегнуть к медиации;

2. В основном рассматривались споры о причинении личного вреда. Страховщики же и адвокаты, в силу понятных причин, категорически отказывались о медиации.

И все же в плане обязательности процедуры Великобритания пошла на компромиссный вариант: если какая-то из сторон отказывается от предложенной судом процедуры медиации, она должна понести все судебные расходы, даже если выиграла дело. И это принесло свои плоды в большей части части. В Великобритании создана также специальная служба — горячая линия, куда можно позвонить из любого конца страны, охарактеризовать конфликт, свои предпочтения относительно медиатора, и получить целый список специалистов, подходящих к требованиям клиента.

В США вся система права направлена на то, чтобы большинство споров разрешалось добровольно до суда. Судебное разбирательство может быть прервано для обращения сторон к медиатору. Без медиаторов в сфере экономики, политики, бизнеса в этой стране не проходит ни один серьезный переговорный процесс, выпускаются журналы, освещающие проблемы медиации, существуют Национальный институт разрешения диспутов, частные и государственные службы медиации. Большое влияние имеет Американская арбитражная ассоциация.

В Германии медиация гармонично встроена в систему правосудия. Например, посредники работают прямо при судах, значительно снижая количество потенциальных судебных тяжб. В большинстве немецких школ права введен постоянный курс медиации. Доктором Артуром Троссеном создана и успешно действует Международная ассоциация интегрированной медиации, которая объединяет медиаторов более чем из 10 стран мира.

Австрия одна из немногих стран мира, где профессия медиатор внесена в номенклатуру профессий. В Австрийском законодательстве предусматривается, что соглашение по результатам медиации, проводимой в связи с имеющимся судебным производством, может быть признано судом, в то время как результат досудебной медиации судебной защиты не получает.

В Индии соглашения, достигнутые в ходе медиации, имеют равную силу с третейскими (арбитражными) решениями, независимо от того, была ли данная процедура возбуждена в рамках уже имеющегося судебного производства или нет.

Порядка 30% споров в Китае решается во внесудебном порядке. В этой стране, а также в Венгрии и Корее, если стороны достигли соглашения в рамках медиации и утвердили его в порядке, предусмотренном для рассмотрения третейскими судами (арбитражем), такое соглашение приобретает силу третейского решения (арбитража) и подлежит исполнению в соответствующем порядке.

В Японии использование медиации традиционно связано с особенностями японского менталитета — негативным отношением к выбору государственного суда как способа урегулирования разногласий. Помимо этого, в Китае и Японии стратегия медиации исторически используется для урегулирования социальных отношений

В практике мирного урегулирования медиацию давно используют, среди прочего, при урегулировании межкультурных конфликтов в области международной дипломатии (например, с участием Организации по Безопасности и Кооперации Европы, в ООН), даже если используемые там методы и называются иначе. В экономике, в семье, на рабочих местах, в организациях, профессиональных группах, общинах и т.д. используются разнообразные стратегии регулирования конфликтов, которые по сути своей медиативны, хотя так и не называются, а обозначаются, например, как «техники переговоров».

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: